НОВОСТИ
Пресса о нас
14 ИЮЛЯ, 2021, 13:50

Ренат Мамашев: «С удовольствием согласился попробовать себя в новой роли»

Новый спортивный директор «Сочи» Ренат Мамашев — менеджер для российского хоккея во многом уникальный. Завершив карьеру игрока в 2018 году, бывший защитник закончил Нью-йоркский университет NYU по специальности «Спортивный менеджмент» и прошел стажировку в клубе НХЛ «Нью-Джерси Девилз». Кроме того, занимался развитием и продвижением IT-системы аналитической компании ICEBERG. Теперь он постарается вернуть «леопардов» в зону плей-офф.

Новый спортивный директор «Сочи» Ренат Мамашев — менеджер для российского хоккея во многом уникальный. Завершив карьеру игрока в 2018 году, бывший защитник закончил Нью-йоркский университет NYU по специальности «Спортивный менеджмент» и прошел стажировку в клубе НХЛ «Нью-Джерси Девилз». Кроме того, занимался развитием и продвижением IT-системы аналитической компании ICEBERG. Теперь он постарается вернуть «леопардов» в зону плей-офф.

— Как у вас возник вариант с «Сочи»?
— Ничего случайно в жизни не происходит. Если у тебя есть более-менее понятная цель в жизни — ты ее рано или поздно достигнешь. Когда я играл в «Сочи», то познакомился с руководством. Потом, когда я приезжал в город отдохнуть или на турнир посмотреть хоккей, мы встречались, поддерживали отношения. И в один момент появился такой вариант. Я с удовольствием согласился попробовать себя в новой роли.

— Вы живете в Нью-Йорке, там родилась ваша дочь. Тяжело срываться с места?
— Я изначально понимал, что это неизбежно. Если хочешь работать в этом бизнесе — нужно быть готовым к переездам. Сегодня ты можешь быть в одном городе, а завтра в другом. А может так сложится, что будешь как Дэвид Пойл из «Нэшвилла» работать в одном клубе столько, что уже никто не помнит, когда все начиналось.

— Будете разрываться между двумя континентами?
— Не обязательно. У нашей семьи есть опция жизни в Москве. Посмотрим, как сложится. Выберем наиболее удобный для всех вариант.

— Известно, что вы закончили Нью-йоркский университет по специальности «Спортивный менеджмент». Расскажите об этом поподробнее.
— Как только я вернулся в Америку, то начал предпринимать попытки получить образование. Сначала пытался поступить в Колумбийский университет. Он считается более престижным, входит в так называемую «Лигу плюща». Однако туда меня не взяли. Но ничего страшного, поступил в NYU. Тем более, он находится в Нью-Йорке, где у нас с семьей есть квартира. Мне даже удобнее. Отучился там полтора года, закончил программу в декабре 2020-го.

— Сложно ли было поступить?
— Непросто. Помимо основных экзаменов были еще и тесты на знания английского языка: как письменного, так и разговорного. Мне, как оказалось, сложнее всего говорить. Но в итоге все сдал. На самом деле, при поступлении много чего учитывалось, в том числе рекомендательные письма.

— Вы поступили в университет почти сразу после окончания карьеры профессионального хоккеиста. То есть долго вынашивали идею?
— Конечно. На самом деле, я готовился к окончанию карьеры где-то с 26 лет. А закончил только в 34 года. За это время получил финансовое образование в России, сконцентрировался на языке. Основательно начал изучать английский в Новосибирске, после того как съездил на просмотр в «Нью-Джерси». Так что у меня была цель получить образование, которое мне поможет построить карьеру в спортивной индустрии.

— Учеба в Нью-Йорке — это дорогое удовольствие?
— Не дешевое. Там есть разделение на местных и международников. Для международных студентов обучение, соответственно, дороже. Мне все вышло около $80 тысяч. При этом еще не пришлось платить за съем жилья, так что было попроще, чем другим студентам.

— Когда говорят об образовании спортсменов в России, то обычно подразумевают что-то максимально формальное. Как было у вас?
— Я учился онлайн в Финансовом университете при правительстве Российской Федерации на специальности «Финансы и кредит». Забавна была реакция окружающих. Когда у меня не шла игра в Нижнекамске, то это связывали именно с моей учебой. Говорили: «Может, тебе стоит сконцентрироваться на хоккее?». Я на этот счет дискутировал, но убедить удалось только когда я провел свой самый успешный сезон в карьере. Он как раз пришелся на второй год обучения. Так что эта гипотеза была разбита.

— Вы, наверное, снова почувствовали себя старшеклассником, перед которыми встает дилемма учеба или хоккей.
— Я сейчас часто слышу от молодых ребят, что нет времени на учебу, английский или просто саморазвитие. Говорят «лед, тренировка…». Но на самом деле время можно найти на все. Было бы желание и понимание, что в будущем это может тебе пригодится.

— «Сочи» в прошлом сезоне проводил для игроков лекции в рамках программы «Игровой интеллект», которая в том числе включает в себя уроки финансовой грамотности. Вам финансовое образование в этом плане помогло?|
— Несомненно. Оно уберегло меня от глупых решений. Карьера спортсмена не такая долгая. Ты должен успеть заработать некий капитал, чтобы потом правильно им распорядиться и заниматься тем, чем действительно хочешь. А бывает, что ребята заканчивают карьеру в нуле, а то и с большими долгами. Мне образование это помогло избежать. Так что такие программы как я только приветствую. Да и в целом, насколько я могу судить, финансовая грамотность среди хоккеистов повысилась.

— Много ли из того, что вы изучали в Нью-Йоркском университете, применимо в российском спорте?
— Нюансов много. Европейское устройство спортивного бизнеса и американское довольно сильное различаются. Чего только стоит то, что в США лиги закрытые и клубы никуда не вылетают. В Америке немного по-другому устроено спортивное право, чем в России. Теория в целом там и здесь одна, но ее применение разнится. Прежде всего, это касается покупательской способности. Она в нашей стране, понятное дело, ниже. Это не позволяет клубам собирать столько средств, чтобы быть окупаемыми.

— Наверняка в процессе вашего обучения были какие-то примеры работы на новых рынках, где никогда не было хоккея. «Сочи» в этом плане типичный пример вроде «Аризоны» или «Вегаса»?
— Конечно, Сочи — это специфический рынок. Наверное, в Москве, Санкт-Петербурге и Казани работать попроще. С другой стороны, в Москве много клубов, высокая конкуренция. Если говорить о Сочи, то здесь есть особенности в плане демографии. Люди приезжают в отпуск, исходя из этого нужен особый подход при работе со зрителем.

— А география в случае с Сочи играет вам на руку? Вы можете этим козырять при переговорах?
— У каждого спортсмена есть три базовые мотивации: победы, развитие и заработок. Если мы закрываем все эти потребности, то климат действительно становится нашим козырем. Я могу по себе сказать: в Сочи — классно! Особенно с семьей. Когда я здесь играл, то дети еще были маленькими. Нам было совершенно комфортно. Много солнечных дней, рядом море и горы. Но, повторюсь, мы в руководстве клуба со своей стороны должны сначала подтянуть другие аспекты.


— В России спортивный менеджмент преподают в RMA. И там среди лекторов в разное время выступали Леонид Вайсфельд, Кирилл Фастовский, Евгений Гинер и многие другие. Были ли среди ваших преподавателей практикующие спортивные функционеры?
— Что такое Нью-Йорк? Там расположены главные офисы всех ведущих лиг: НХЛ, НБА, НФЛ и МЛС. Много маркетинговых агентств. Различные бренды. Плотность сумасшедшая. Соответственно, и людей с соответствующем опытом полно. Так что недостатка практикующих преподавателей у нас не было.

— Какое-то выступление открыло вам глаза на индустрию?
— Еще перед пандемией к нам приходил президент «Челси» Брюс Бак и рассказал много интересных вещей. Мне запомнилось, как он сравнивал футбольный клуб с заводом. Если на заводе, говорил он, можно понятным образом выстроить все процессы с довольно предсказуемым результатом, то в спорте все сложнее. Подбирая новичка, проводят анализ, наводят справки, пользуются данными скаутов. Но игрок приезжает и…не подходит. И никто ничего не может поделать. Надо помнить, что многое в спорте решает человеческий фактор. Тем он и интересен.

— Вы работали в аналитической компании ICEBERG. Как относитесь к продвинутой статистике теперь, когда столкнулись с ней вплотную?
— Мне близка позиция, которую озвучивал Рон Фрэнсис из «Сиэтла». Не стоит доверять продвинутой статистике слепо. Это не панацея. Иногда полезно верить своим собственным глазам, какой бы субъективной эта оценка ни была. Статистика — это лишь один из источников информации. И только соединив несколько источников воедино, можно увидеть полную картину.

— Согласны, что мы в России хоть и начали догонять Северную Америку в плане продвинутой статистики, но все равно находимся достаточно далеко от НХЛ?
— Я не думаю, что мы прямо-таки безнадежно отстали. Это не что-то заоблачное, до чего невозможно дотянуться. Важно понять, готовы ли мы вкладывать в это деньги. Какая будет отдача от этих инвестиций? Стоит ли держать десять аналитиков или хватит одного?

— Вы рассказали, какие были спикеры во время вашего обучения. А ваши однокурсники — что за люди?
— О, это очень разношерстные ребята из разных стран! Было немало студентов из Китая и Кореи, из других стран. Для большинства студентов это уже второе образование. Многие работают. Этот тот контингент людей, которые хотят работать в спорте: кто в маркетинге, кто в юриспруденции, кто в управлении командами.

— Были ли кроме вас бывшие профессиональные спортсмены?
— По-моему нет. По крайней мере, известных не было. Хотя соседний Колумбийский университет посещал действующий футболист из НФЛ.

— Стажировку в «Нью-Джерси» проходили благодаря контактам, которые получили в 2014 году, когда ездили туда на просмотр?
— Нет-нет. Это часть обучения. У нас проходил курс под названием «Real World». Было задание от клуба, которое мы дружно выполняли: разработка стратегии, план. С нами контактировало много людей из офиса «Дэвилз». Потом наступила пандемия коронавируса и решение кейса мы презентовали уже в онлайн-режиме.

— Считается, что русским, да и вообще европейским тренерам практически невозможно пробиться в клубы НХЛ. А менеджмент — это такой же закрытый клуб?
— Я так не думаю. Достаточно проследить карьерный путь Ярмо Кекяляйнена. Он играл, потом пробовал себя агентом. Агентская деятельность особо не задалась — пошел в скауты. Получил опыт работы в клубах НХЛ, стал генеральным менеджером «Йокерита», а уже оттуда попал в «Коламбус». Понятно, что нужно обрасти определенными связями, но если твои профессиональные качества отвечают требованиям того или иного клуба — все возможно. Пример Ярмо это доказывает.

— Понимаете, что в России вы в некотором роде будете белой вороной?
— Потому что я закончил университет? Это ни о чем не говорит. Надеюсь, мне удастся применить теорию на практике. Но в итоге все будут оценивать тебя по профессиональным навыкам. Если честно, я не думаю, что привез с собой то, о чем в России никто не слышал. Сейчас не те времена, когда информация доступна избранным.

— Почему в российском спорте нет культуры образования спортивных менеджеров? Люди попадают на должности как угодно, но не через дверь, в которую входите вы.
— Не был бы так категоричен. Есть те, кто получил образование в России. Кто-то играл и набирался соответствующего опыта. Есть разные случаи. Я бы не сказал, что отсутствие профильного образования у менеджеров — это какая-то глобальная проблема российского хоккея.

— Были ли среди российских менеджеров положительные примеры руководителей, с которыми вы сталкивались? Настоящие глыбы, у которых можно поучиться.
— Мне встречались на пути разные люди. Но по каким критериям мы оцениваем? Взять, например, «Сибирь», за которую я играл. Команда не очень богатая, а в свое время добивалась хороших результатов. В этом можно увидеть заслугу как тренера, так и менеджера. Кириллу Фастовскому удалось собрать боевой коллектив, который принес клубу первые в истории медали. При этом в дальнейшем все было не так однозначно.

— В НХЛ вы вскользь пересекались с самим Лу Ламорелло.
— Да, он был генеральным менеджером «Нью-Джерси», когда я ездил в «Девилз» в 2014 году. Поддерживали с ним потом связь. Кстати, о Ламорелло. У него же в «Айлендерс» ассистентом генерального менеджера работает сын Крис. Сын Дэвида Пойла — директор по хоккейным операциям «Нэшвилла». У Дага Уилсона в «Сан-Хосе» сын — директор скаутинга…

— Неужели кумовство?
— Не то что кумовство. Но есть своя особенность. У нас свое, у них — свое. Как минимум это повод для размышления.

— В 2014 году вы в одном из интервью выступали против всяческих лимитов в нашем хоккее, в том числе — на легионеров. Поменялись ли ваши взгляды на эту проблему?
— Взгляд игрока — это одно, менеджера — другое. Смотря какие цели мы преследуем. Что мы хотим? Чтобы понизить зарплаты на российских игроков? Повысить их уровень? Дать толчок развития КХЛ? На самом деле, я считаю, что сегодня вопрос лимита на легионеров не актуален. Конъюнктура рынка за эти семь лет сильно изменилась. Стало гораздо сложнее приглашать качественных легионеров. Не стоит забывать, что за последние годы в НХЛ появился «Вегас». Теперь на очереди «Сиэтл», а это 50 лишних рабочих мест, если считать фарм-клуб.

— Да и финансовые возможности наших клубов теперь, к сожалению, иные.
— Конечно. Как минимум курс доллара по сравнению с 2014 годом существенно изменился. Я считаю, все это, а также то, что в лигу с этого сезона добавился «Адмирал», должно дать дополнительный стимул молодежи. В нынешних условиях они могут проявить себя. Не где-нибудь, а здесь, в России. Зачем вам куда-то ехать с неочевидными перспективами? Это не какие-то популистские заявления с моей стороны, а объективная реальность. В России много интересных ребят, но получается некое бутылочное горлышко, из которого в большой хоккей выходит небольшой процент игроков.

— Понятно, что вы пришли в «Сочи» совсем недавно, но нет ли у вас понимания, почему Герман Рубцов, некогда один из самых перспективных нападающих страны по 1998 г. р., снова поехал в систему «Филадельфии»? Решение, мягко говоря, неоднозначное.
— Согласен. Я этому очень удивлен. Были разговоры, что он отключил телефон, не отвечал на звонки людей из клуба. Слышал, что у парня непростой характер. Но это слухи. Хотелось бы, конечно, самому погрузиться в ситуацию, но Герман уже принял решение. Я лично считаю, что следующий сезон за «Сочи» у него мог сложиться успешнее, чем первый, во время которого он заново адаптировался к российскому хоккею.

— «Сочи» еще с прошлого сезона провозгласил курс на развитие молодых игроков. Но где их брать? До 28 лет они находятся в статусе ограниченно свободных агентов, а это значит, нужно платить внушительные компенсации.
— Вы правы. Но есть и другие варианты. Например, возвращать молодых ребят из юниорских лиг Северной Америки. Или черпать кадры из ВХЛ, как в случае с Кириллом Пилипенко — MVP розыгрыша Кубка Петрова. При этом, безусловно, надо пытаться разными методами заполучать ребят из топ-клубов, которые по тем или иным причинам не проходят в состав.

— С этого сезона в КХЛ легализована аренда. Будет ли «Сочи» прибегать к ней? Может быть, уже есть договоренности с клубами?
— Насколько я знаю, у нас таких договоренностей нет. На самом деле, механизм аренды не совсем удобный. Насколько я могу судить, изучив регламент. Так что мы будем взвешивать «за» и «против». Аренду ввели совсем недавно, она должна пройти обкатку. Но если этот инструмент позволит решить нам задачи, то им можно будет воспользоваться.

— Ранее заявлялось, что Алексей Бадюков и Андрей Зюзин будут работать в связке. Теперь Зюзин перешел на работу в тренерский штаб. Как будет выглядеть ваша работа на должности спортивного директора?
— Мои обязанности — это, прежде всего, комплектование команды. Бадюков — заместитель генерального директора по хоккейным операциям. Мы посмотрим, в каком формате нам будет комфортнее и эффективнее взаимодействовать. Если что-то будет тормозить процессы, то постараемся перестроиться.

— Нет ли желания привлечь кого-то из специалистов, скажем, по аналитике?
— Прежде всего, руководство ждет от меня более структурированной организации процессов. Так как команда у нас молодая, то хотелось бы привлечь в штаб специалиста по развитию игроков. У всех тренеров, которые сейчас работают в «Сочи», есть своя зона ответственности. Объем работы большой, времени работать над деталями может попросту не хватать. Этот момент я указал в той стратегии, которую писал. Но реализация этих планов зависит от бюджета, который у «Сочи» небольшой. Что касается аналитики, то мы пользуемся данными компании ICEBERG, которая предоставляет нам выжимку, в которой все уже разжевано и вполне доступно.

— Ждать ли болельщикам «Сочи», что в скором времени будут заполнены оставшиеся две легионерские позиции?
— А нужны ли нам легионеры, которые не сильнее россиян? Если игрок по технико-тактическим показателям превосходит имеющихся ребят, то мы рассмотрим кандидатуры. В ином случае я не вижу особого смысла. На данный момент у нас в команде три легионера. Магнус Хелльберг — очень качественный вратарь. Мы наводили справки, собирали информацию. Это тот парень, который горит за команду, может сказать правильные слова в раздевалке. Он небезразличен к результатам. Я считаю, что присутствие Магнуса поможет развитию и других наших игроков. Давид Рундблад — мастер, у которого в последнее время был некоторый спад. Мы все сообща сделаем все, чтобы он его преодолел и вышел на прежний уровень. Мартин Бакош — проверенный парень, который уже играл за «Сочи». Надеемся на него. Что касается новичков, то многое будет зависеть от драфта расширения и открытия рынка свободных агентов в НХЛ.

— Насколько процентов состав «Сочи» сейчас укомплектован?
— Команда выходит на сборы в том составе, который есть сейчас. Ждать больших изменений состава точно не стоит. Точечные приобретения на конкретные позиции — возможно. Бюджет у «Сочи» не самый большой. Нам нужно действовать в его рамках. Нам одновременно необходимо добиваться результата, оставаться в бюджете и развивать нашу молодежь.

— При этом были разговоры, что «Сочи» наконец-то удалось решить давнюю проблему задержек зарплат, которая тянулась из года в год. Насколько это близко к реальности?
— Действительно, наш новый заместитель генерального директора-финансовый директор уверяет, что вопрос решен. Это не может не радовать. Это должно помочь нам в переговорном процессе с игроками. Надеюсь, все и правда будет четко.

Дмитрий Ерыкалов Sport24

Фотогалерея к новости
СПОНСОРЫ И ПАРТНЕРЫ ХОККЕЙНОГО КЛУБА «СОЧИ» В СЕЗОНЕ 2021/2022